Детский сон

Дари позитив!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Как помочь детям лучше спать ночью

Детские-страхиВ основе большинства кошмарных снов (КС) находятся страхи, порожденные семейной ситуацией, размножающиеся сверх возрастной нормы и приобретающие угрожающий для жизни характер. Поэтому самым действенным способом устранения КС будет уменьшение дневных страхов у детей, повышение их уверенности в себе, налаживание взаимоотношений в семье, включая коррекцию неправильного воспитания и нейтрализацию конфликтов. В свою очередь, устранить страхи у детей невозможно без заинтересованного участия родителей и их лечения по поводу собственных невротических проблем и состояний.

Чем раньше обнаружены КС у детей, тем лучше их дальнейшее психическое состояние, поскольку помогает во многом разобраться в неразрешимых по возрасту переживаниях.

В неврозологии — учении о неврозах — есть понятие внутреннего конфликта. Ввел его в научный обиход 3. Фрейд, подразумевая противоречия между чувством долга (Супер-Эго) и влечениями (Ид-Оно). В сновидениях это более чем замаскировано, и в их разгадке состоит искусство психоанализа. Во всем, что касается толкования снов, у 3. Фрейда не было больших достижений, в отличие от более психологически ориентированного К. Юнга с его теорией коллективного бессознательного и архетипов.

Сейчас появился интерес к психоанализу у не компетентных в нем людей. Однако, несмотря на его очевидные заслуги, рассматривать КС у детей в русле понятий тех времен будет не профессионально, скорее это будет дань бессознательным традициям авторов и их личным пристрастиям. Движущими силами в постижении КС будут современные знания медицинской, социальной психологии и психиатрии.
Разобраться в КС у детей — необходимая, но весьма непростая задача: это все равно увидеть себя по собственной инициативе в кривом зеркале. Тем не менее, без познания себя такими, какие мы есть в настоящее время, невозможно рассчитывать на помощь детям. Сначала родителям самим нужно измениться, а затем уже воспитывать детей, исправлять их видение мира, характер и сны.

Отметим ряд правил отношения родителей к КС, своего рода кодекс поведения при них.

При наличии КС не следует проявлять чрезмерную принципиальность,

читать без конца мораль, стыдить, отправлять спать одного в темной комнате. Если КС представляют единичные случаи, то, успокоив ребенка и ласково с ним поговорив, можно посидеть рядом в его комнате, поглаживая по головке, плечу, руке, ласково напевая при этом или рассказывая какую-либо незамысловатую историю.

Другое дело — постоянно повторяющиеся КС. Здесь необходима квалифицированная помощь психолога или врача-психотерапевта, а пока лучше всего приблизить кровать ребенка к своей или спать вместе с ним.

Немаловажно пожелать спокойной ночи, не напоминая: «Ты только не бойся». Последнее действует, скорее, как приглашение к страхам, чем их отрицание.

Само собой разумеется, устранение любых «ужастиков» перед сном, сказок с леденящим душу содержанием, бурной игры, плотной пищи, духоты в помещении и физического стеснения ночью. Даже такие безобидные мероприятия, как мытье ног прохладной водой перед сном и проветривание помещения, заметно уменьшают частоту КС.

Ночью не мешает лишний раз подойти к плохо спящему ребенку, поправить одеяло, сказать несколько теплых слов. Утром лучше обойтись без будильника, а незаметно подойти, опять же погладить и разбудить ласковыми словами. Чем более нервный ребенок, тем менее быстрым должно быть пробуждение.

Днем ребенку следует предоставить большую игровую активность, возможность поиграть в подвижные, шумные, эмоционально насыщенные игры. Чем больше он устанет физически днем, тем лучше будет спать ночью — что называется, «без задних ног».

Никогда не нужно выяснять отношения в семье при спящем ребенке, как и склонять его на сторону одного из взрослых днем. То же относится и к «ничего не значащим», с точки зрения родителей, ночным телепередачам и музыке с использованием мощных усилителей. Даже кроватка ребенка должна быть расположена оптимальным образом: по магнитной оси Земли, не в темном углу и не слишком светлом месте, без нагромождения мебели и присутствия беспокойно спящего взрослого рядом.

Особого внимания заслуживают часто болеющие дети, вероятность появления КС у которых в несколько раз выше. Даже элементарные ОРЗ, отиты, ангины, не говоря уже о бронхитах и пневмониях, способны существенно затруднить дыхание ночью, вместе с чем осложняется и доступ кислорода в легкие и мозг.

Кислородная недостаточность рефлекторно включает инстинкт самосохранения в виде чувства беспокойства. При наличии травмирующего опыта гипоксии, тем более асфиксии при беременности и родах, срабатывает и механизм условно-рефлекторного подкрепления сохраняющейся в подсознательной области психики витальной, базально-исходной тревоги, и сны отражают давно пережитые, но вспыхивающие с новой силой эмоциональные стрессы.
Психология психологией, а полностью угроза КС будет снята только после укрепления организма ребенка и повышения его защитных резервных сил.

Поэтому разумно используемые системы физического и соматического оздоровления, закаливания (естественно, не в проруби) способны рано или поздно полностью снять проблему КС.

И конечно же необходима помощь детского психолога или психотерапевта

Нужно начинать с преодоления актуальных в настоящем страхов описанным ранее методом «игровой драматизации страхов», а потом уже переходить к игровому устранению эмоциональных следов ранее испытанных страхов.

При игровой драматизации страхов терапевтический эффект их преодоления обеспечивается главным образом взятием роли объекта или источника угрозы. В истории с Красной Шапочкой это будет роль Волка, который агрессивен, , то есть ребенок, его боялся.

Обратная перемена ролей показывает уже эффект обучения (терапевтического отреагирования отрицательных эмоций): ребенок в роли Красной Шапочки не только не боится, но и может «дать по носу» Волку, не говоря уже о защите Бабушки от него. Так что и Охотник не нужен в конце, финал и так благополучен.

Если же ребенок не решается сразу войти в угрожающий образ, то ролевая драматизация страхов состоит из трех действий: ребенок играет, по существу, самого себя, то есть боящегося, но все равно не как в жизни; затем он пугает, а его как «небоящегося» играет кто-либо из взрослых; ребенок снова становится собой, но уже обеспечивает адекватную психологическую защиту. Так что сказка «Красная Шапочка» выступает в качестве успешного подспорья для метода игровой драматизации страхов.

При нейтрализации пережитых страхов больший терапевтический эффект достигается как раз за счет повторного, менее травмирующего переживания ранее испытанных страхов. Они уже не могут травмировать, потому как носят условный игровой характер.

Во время игры не используются грим, декорации, сцена и прочие театральные атрибуты. Дощечка напоминает о дороге, стул — доме, игрушечная елочка — это лес и т. п. К тому же игра всегда носит жизнеутверждающий характер, с позитивным решением неразрешимых ранее проблем. Пронизывает игру и юмор, так как прежние драматические ситуации воспринимаются поводом для остроумной игры, в которой максимально раскрывается творчество ребенка.

В конце он награждается рукопожатием, приветливыми словами, произносимыми хором всеми присутствующими (подобно тому, как актеры выходят на «‘бис» после окончания спектакля). Да и перед началом игры каждый из участников лечебной игры (а это могут быть двое, трое и четверо, но не больше, детей) представляется всем остальным, объявляя во всеуслышание, как его зовут и сколько ему лет.

Если ребенок не хочет быть вначале собой в более раннем периоде своей жизни, то ему предоставляется возможность выбрать любую роль, но с условием, что в одном из вариантов игры он проиграет свои прежние переживания.

Если страх возник раньше под влиянием психотравмирующей ситуации и сохраняется до настоящего времени, необходимо, чтобы ребенок побывал в роли как себя, так и угрожающего образа, неважно, в каком соотношении, следует также обратить большее внимание на другие, столь же упорно державшиеся страхи.
Обычно это говорит о неврозе страха, нарушенной системе саморегуляции и психической защиты.

В заключение приведем основные факторы, указывающие на достоверную вероятность возникновения КС у детей.

  1. Затрудненное с рождения засыпание с последующим беспокойным сном и плохим самочувствием днем.
  2. Наличие КС у родителей того же пола, особенно у матерей девочек.
  3. Невротическая привязанность (зависимость) детей к чрезмерно опекающей, боязливой и тревожно-мнительной матери, что максимально выражено при недостаточной роли отца в семье в сочетании с его жестокостью.
  4. Плохая переносимость ожидания, неизвестности; страхи при контактах с незнакомыми людьми, при ответах и выступлениях.
  5. Повышенная внушаемость в сочетании с магическим настроем и низкой самооценкой.
  6. Превышающее возраст количество дневных страхов, прежде всего: нападения, заболевания (заражения), смерти себя и смерти родителей, животных (особенно змей), стихии, высоты, как и глубины, огня, пожара и войны. Страхи перед засыпанием, в том числе выявленная нами триада страхов — одиночества, темноты и замкнутого пространства. Дополним дневными страхами Волка, Бабы Яги, Бармалея, Кощея, Змея Горыныча в дошкольном возрасте; Пиковой Дамы, Черной Руки, Скелетов, призраков, чертей в более старшем возрасте.
  7. Невротическое расстройство личности у матерей и детей.

У девочек следует добавить ряд факторов:

А. Токсикозы беременности у матери.
Б. Страхи неожиданных, внезапных ситуаций.
В. Открытость в характере (правополушарность).
Г. Конфликтные отношения с отцом и физические наказания с его стороны.

Уже известные нам положения представим в виде следующих выводов:

  1. Кошмарные сны — это «ночная реальность» как отражение страхов и переживаний детей и родителей при развитой эмоциональной, образной памяти, впечатлительности и воображении.
  2. Кошмарные сны — один из существенных способов отреагирования негативного жизненного опыта, связанного с угрозой семейного и социального неприятия, осуждения и наказания.
  3. Кошмарные сны являются иррациональным способом переработки страхов, несущих угрозу для жизни, а также невротического состояния детей и матерей.
  4. Больше всего кошмарных снов в старшем дошкольном возрасте, где максимум страхов, мотивированных страхом смерти.
  5. Переживание смерти впервые происходит во сне, опережая дневные страхи сказочных персонажей, но сохраняя их в дальнейшем в виде страхов чудовищ и внезапного воздействия.
  6. Более выраженный инстинкт самосохранения у девочек находит отражение в большей частоте и повторах КС, как и в более раннем переживании смерти во сне.
  7. Психологическими механизмами заражения мальчиков страхами и, соответственно, кошмарными снами является невротическая привязанность к матери, подчеркнутая отсутствием отца, недостаточным влиянием или жестокостью. В большей степени это наблюдается в младшем дошкольном возрасте. У девочек ведущее значение в трансмиссии кошмарных снов имеет механизм полоролевой идентификации с тревожно-мнительной и невротичной матерью в старшем дошкольном возрасте.

Мы убедились, подтверждая исходную гипотезу об отражении в КС возрастных проблем развития детей, нарушенных семейных отношений, неадекватности воспитания и неблагоприятных личностных особенностей родителей, что ввиду своей диагностической функции и отрицательного влияния на психическое здоровье КС заслуживают самого внимательного изучения и как можно более раннего устранения с целью предупреждения появления неврозов как психогенного заболевания формирующейся личности ребенка.

При уже развившемся неврозе кошмарные сны помогают лучше понять переживания детей, их внутренний, психологический конфликт и эффективно использовать современные методы психотерапии неврозов, нарушенных отношений в семье и неправильного воспитания.

Источник: Захаров А. И. «Дневные и ночные страхи у детей». — СПб.: Издательство «Союз», 2004.