Сексология. Мифы о сексе

Дари позитив!
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
    3
    Поделились

couple1Расхожие мифы о сексе

…Чего стоит один расхожий миф о женской ненасытности. Сколько фобий и неврозов он породил! Страх перед женской сексуальностью существовал еще в античные времена, когда считали, что женское влагалище – это бездна. Из того времени пришел термин vagina dentata – «вагина с зубами». Этот образ, наверное, до сих пор наводит ужас на гинекофобов.

Следующий миф, который породил десятки комплексов неполноценности и разрушил психику миллионов вполне нормальных мужчин: чем чаще и длительнее способен мужчина совершать половые акты, тем он успешней. Этот миф порожден предыдущим – о женской ненасытности. Страшная, зубастая, ненасытная и бездонная вагина вызывает ненависть – мы всегда ненавидим тех, кого боимся. В сексуально непросвещенном обществе любая половая несостоятельность, даже мнимая, вызывает агрессивную реакцию. Над импотентами зло подшучивают, вгоняя их в еще более глубокую депрессию. Импотент – одно из самых частотных слов в русском языке. Это свидетельствует о необычайной значимости для нас мужской потенции. Кого мы называем импотентом? Ясное дело: мужчину, не способного совершить половой акт, того, у кого отсутствует эрекция. Только ли его? А неудовлетворенная партнерша разве не назовет мужчину импотентом? Она оскорбляет его, чтобы поставить на место, чтобы ему стало так же обидно, как и ей. Вот только страдает ли он половым бессилием? В разряд импотентов у нас нередко попадают и те, у кого один раз не получилось, и те, кто не может чаще двух раз в неделю, и те, кто не может вообще. Это слово – как удар бича для любого мужчины. Некоторые из тех, кто услышал его в свой адрес, всю жизнь потом не могут избавиться от серьезных проблем в половой сфере. Журналисты в отношении неэффективных политиков употребляют это «страшное» слово метафорически. Подчиненные так называют бездарных начальников. А писатели – исписавшихся собратьев по перу. Так ли страшна импотенция, как ее малюют? Наверное, вас удивит то, что я сейчас сообщу: профессионалы не ставят диагноз «импотенция» практически никогда. Главным образом потому, что это слово в нашем лексиконе приобрело явно отрицательный смысловой оттенок. Скажу больше: импотенция – явление, которое встречается крайне редко. Я бы даже осмелился назвать этот симптом экзотическим. Проблема с потенцией становится фатальной, если мужчине больше восьмидесяти лет, при глубокой патологии головного или спинного мозга, в тяжелых случаях диабета. Мне гораздо чаще встречались случаи психологической импотенции, которую профессионалы называют гипопотенцией. Она обычно является результатом стресса и других, отнюдь не физически травмирующих факторов. Так что половое бессилие – самый что ни на есть натуральный миф, то, чего в реальности не существует: скорее фигура страха, чем факт жизни. Утверждаю как специалист: практически во всех случаях проблему невозможности совершить половой акт удается решить (кроме историй с тяжелыми клиническими нарушениями, упомянутых выше).

Впрочем, и в восемьдесят лет многие мужчины способны на эротические подвиги: вспомним престарелого Чарли Чаплина, который до глубокой старости исправно производил на свет вполне здоровое потомство.

Или другой миф, «исторический»: о гиперсексуальности мушкетеров. Герои бессмертных произведений Дюма «по долгу службы» штурмовали постели пленительных красавиц. Собственно, эти жалкие, несчастные люди сами понимали: кружить головы (и не только головы) красавиц – их профессиональный долг. Почему жалкие? А представьте себе усредненный образ сего полового гиганта. Мужчина с испорченными зубами (стоматологии тогда практически не было как таковой), измученный ночными возлияниями и загулами (а утром-то на службу к монарху!), по самое некуда напичканный гонококками (что еще можно было получить от легкомысленных и доступных красавиц?)… Какие там бравые воины и сердцееды…

Еще один миф: мужчина за свою жизнь может совершить ограниченное количество половых актов. Людям близко такое понятие, как «истощение». Почему-то нам легко представить, как некий «среднестатистический» мужчина за определенное количество лет может исчерпать свои сексуальные возможности до самого дна. Немецкий ученый по фамилии Эфферц даже вывел в «константу»: 5400 половых актов за жизнь – предел для представителя мужского пола. Не больше, не меньше: 5400 эякуляций. И точка. Почему 5400, а не 5500 для ровного счета? Нет ответа. Бред. Представляете, некий сексуально сверхактивный мужчина расходует себя с превеликой щедростью. И что в результате? Годам к пятидесяти, а то и раньше у него не остается семени. Всё, господа! Потратился подчистую. Это ерунда, потому что центры, ведающие половой функцией, истощиться не могут: они иначе устроены. Если следовать такой логике, надо «беречь» себя, чтобы не израсходоваться раньше срока. Но любой мало-мальски грамотный сексолог вам скажет, что именно регулярная половая жизнь позволяет сохранить сексуальную функцию на долгие годы. Крайне неравномерная половая активность – то секс каждый день, то месяцы, а то и годы воздержания – приводит к нарушениям половой функции. В сексологии есть такое понятие – УФР (условный физиологический ритм). Все гармоничные, стабильные пары рано или поздно его достигают. Если он есть, однозначно следует приложить все силы к тому, чтобы его поддержать…

Вернемся к легенде о женской ненасытности. В прошлом веке этот миф стал предметом обсуждения на заседании английских гинекологов. Один доктор сказал:– Женщинам нужно не часто и много, а с чувством. Коллеги не согласились с ним. К следующему заседанию врач подготовил сообщение, доказывающее его мысль. Он обратился в полицейские участки. Там ему назвали женщин, которые подверглись групповому изнасилованию. Доктор выяснил, что ни одна из них не испытала оргазма. Почему? Ведь если им нужно часто и много, то почему жертвы группового изнасилования не испытывают оргазма? Вывод напрашивается: все решает эмоциональный фон, а не грубая механика.

Тем не менее, в наше вполне просвещенное время нередко приходится слышать высказывания типа:– Чего с ней поделаешь? Ненормальная она – бешенство матки у нее. Как ни странно, этот бытующий в простонародье термин восходит к Гиппократу. Histerus по-гречески означает «матка». Гениальный основоположник медицины был все-таки сыном своего времени. Наблюдая манерное, выламывающееся поведение истеричных женщин, он сделал вывод о том, что подобное состояние вызвано отрывом у них матки с последующим блужданием вышеупомянутого органа по всему телу. Отсюда и словосочетание – бешенство матки, которую наделяют довольно несимпатичными человеческими качествами. (Впрочем, Гиппократ также полагал, что сперма вырабатывается под черепной коробкой и потом неведомыми путями проникает в половой член.)

Страдающих этим самым «бешенством матки» в литературе называют нимфоманками. Под этим термином понимают гиперсексуальность. Правда, не все осознают, что повышенная «озабоченность» у женщин связана не с ненасытностью в эротических удовольствиях, а, наоборот, с невозможностью достичь разрядки, которая и определяет постоянную готовность. Проще говоря, нимфоманки проводят время в борьбе за ощущение, которое для остальных достижимо, а для них – нет. «Жесткая» нимфомания связана чаще всего с грубой медицинской патологией. Практически всегда ее источник – психическое заболевание.

Кстати, нимфоманию, иногда, еще называют мессалинизмом – от имени римской императрицы Мессалины, которая, согласно преданию, убегала из дворца в публичные дома, где пропускала через себя когорты солдат…

Повторяю: в рамках нормы женской ненасытности не существует.

Еще один миф: о неких чудодейственных средствах, которые приводят человека в состояние непередаваемого возбуждения. В подростковой среде большой популярностью пользуются рассказы о «конском возбудителе». Это, определенно, вещество из области фантастики – нечто вроде цветка папоротника. Впрочем, возбудители существуют: виагра, например. Сейчас ведутся поиски аналога виагры для женщин. Речь идет о специфическом креме, содержащем стимуляторы, который будет втираться в область клитора. Между прочим, клитор в старину на Руси величали похотником…

Миф из той же области: солдатам срочной службы в чай подсыпают бром, чтобы они не думали о женщинах. Если бы солдатам подсыпали в питье транквилизаторы, они бы спали на плацу во время занятий по строевой подготовке. Кроме того, бром не снижает желание… На армейской службе, в условиях оторванности от женщин, сексуальная фантазия солдат распаляется. Она порождает мифы, которые я бы отнес к области «сон разума рождает чудовищ». Мне несколько раз попадались молодые люди, которые в армии под кожу члена загоняли металлические шарики. Делали они это потому, что им сказали: благодаря этим шарикам удовольствие женщины от полового акта возрастает во много раз… Эти истории для желающих стать объектами желания всех женщин всегда кончались попаданием инфекции в половые органы и вследствие этого – операцией. Мнение, что «конфигурация» члена как-то влияет на оргазм партнерши, не более чем иллюзия.

Еще один миф: размер члена коренным образом влияет на удовольствие, которое получает женщина. Корни этот мифа лежат в древних представлениях об эрекции, которая рассматривалась не как признак полового возбуждения, а как свидетельство силы и доминирования. Например, в наскальной живописи всегда присутствуют сцены охоты. В центре картины часто изображен вождь – мужчина с самым большим членом. У загонщиков, которые также занимали почетные места в племенной иерархии, – достаточно крупные гениталии. У остальных охотников из толпы половые органы отсутствуют. Древние народы поклонялись муляжам огромных фаллосов как символам плодородия и власти. В Финикии стелы в виде фаллосов отпугивали злых духов. Да и сейчас жест «иди на х…» – сгибание в локте руки со сжатым кулаком и удар по сгибу другой рукой – обозначает вызов: я тебя круче, я тебя сильней! Так что эрекция стала символом не только власти, но и унижения, подчинения, доминирования одного человека над другим.

Знаменитые американские сексологи Мастерс и Джонсон выяснили, зависит ли удовлетворение, которое получает женщина, от размеров члена мужчины. Для эксперимента они использовали разные виды фаллоимитаторов: длинные, короткие, гладкие, шершавые, прямые, искривленные. В них помещали тончайшую фотоаппаратуру (кстати, именно эти сексологи впервые сняли женский оргазм на фотопленку). Выяснилось, что форма и длина члена не влияет на интенсивность оргазма: 3–4 сантиметра в ту или иную сторону роли не играют.

Большинство современных представлений о мужской «мощи» заимствовано из порнофильмов. Порнография, как и любой жанр, требует актеров со специфическими внешними данными. Почему мы не удивляемся тому, что все киногерои-любовники красивы, высоки и стройны? Мы разве не знаем, что в жизни любят и бывают любимы не только атлетически сложенные красавцы?! Знаем. Нам ли не известно, что не у каждого мужчины бицепсы – как у Шварценеггера? Известно. Но мы понимаем, что таковы законы жанра: зритель должен видеть красивую картинку. Почему тогда принято считать, что мужской член должен быть не короче, чем у порнозвезд? И мужчина должен совершать чуть ли не многочасовые (!!!) половые акты, не прерываясь ни на минуту. (Я не говорю о возможностях киномонтажа.)

Нет, наверное, ни одного мужчины, который в период полового созревания не проводил бы время с линейкой в руках. Более того, едва ли не у каждого замеры приводили к понижению самооценки. Нормальный член в состоянии эрекции может быть длиной от 8 до 17 сантиметров. И даже эти цифры весьма условны. Одного из моих пациентов (обладателя вполне нормального мужского достоинства) как-то раз высмеяла партнерша за то, что у него-де короткий член. На этом его нормальная жизнь закончилась. На пляже он стал внимательно рассматривать других мужчин. Ему стало казаться, что с ним на самом деле что-то не в порядке. Молодой человек стал подкладывать вату в плавки. Потом он решил, что его брюки недостаточно заметно топорщатся. Он начал подкладывать вату и в обычные трусы. История эта закончилась лечением в психиатрической больнице…

Следующий изрядно пронизанный мифами вопрос: проблема сексуальной совместимости. Тут в первую очередь надо разобраться с терминами. Многие понимают под этим явлением неприятие того или иного партнера. Знаете, как бывает: противен тебе физически какой-то человек. Тебе и больше никому. А другому или другой – сей персонаж может быть всячески симпатичен и приятен. Так тут речь о психике, психологии, а не о сексуальной совместимости. Неприятен (или неприятна) – ну и не надо сближаться.

Чисто «механическая» же сексуальная несовместимость, повторяю, – явление из области мифологии. Не бывает такого: у пары во всех областях все прекрасно – и на кухне, и на прогулке, и на отдыхе, – а вот в постели как коса на камень находит. Не существует такого в реальной жизни! Гармония в сексуальной жизни приобретается. Иногда паре для этого требуется помощь специалиста. Тут, опять же, дело не в размерах и не в продолжительности. Основное условие достижения гармонии – искреннее желание обоих членов пары.

Следующий миф: нормальный половой акт должен длиться чуть ли не полчаса. И ни минутой меньше – как в порнографических фильмах, понятное дело. К рассказу об этом мифе в качестве эпиграфа подойдет старый сексологический анекдот:

Мужчина спрашивает у доктора:– Скажите, что мне делать? Я не могу совершать по десять половых актов за ночь! – А кто может? – Все мои приятели говорят, что могут. – А-а-а. Так вот, завтра пойдите к приятелям и скажите, что можете никак не меньше пятнадцати раз. Послезавтра жду у себя ваших друзей…

Ко мне часто приходят мужчины с жалобой:– Я не могу дольше пяти (трех) минут. Доктор, что делать?! – А кто вам сказал, что это ненормально? – спрашиваю. Начинается рассказ про Петю или Васю, который в курилке хвастался своей необычайной потенцией.

Мастерс и Джонсон в США, и профессор Васильченко в Москве в результате долгих клинико-статистических исследований выяснили, что половой акт в среднем длится от полутора до пяти минут. Разговоры в курилке для многих мужчин заканчиваются так называемым исполнительским страхом…

Источник: из книги Л. Щеглова «Записки сексолога».